28 Янв

Про американцев на выставке

Автор:

Продолжаю разговор про выставку, Америку и американцев. Начало истории ЗДЕСЬ

Я по жизни не бука очень общительный человек. Мне абсолютно легко заговорить с незнакомыми людьми или просто о чём-то спросить у них.  И эта моя болтливость способность общаться с людьми помогает находить много друзей везде, где я бываю.

В первый мой приезд в Штаты я была в команде с руководителями Мастерских ЛиК и работала переводчиком на ежегодной международной выставке Blade Show в Атланте, шт. Джорджия, США. Говорить там приходилось много. Рассказывать о нашем Златоустовском промысле и нашем холодном оружии (ножи, кинжалы, кортики, мечи и т.д.), украшенном в стиле Златоустовской гравюры на металле.

Американцы и представители других стран не особо понимали, зачем так много золота на ножах. Они используют совершенно другие технологии и материалы при изготовлении колюще-режущих предметов.

Мы на той выставке в 2001 году были единственными представителями Златоустовских мастеров. Так нам поначалу показалось… Пока в первый же день выставки мы не увидели мужчину, который быстро направлялся к нашему столу с сумкой каких-то коробок. Коробки нам троим показались очень знакомыми – в них явно угадывался Златоустовский дизайн, который вряд ли можно спутать на американской выставке.

В общем, это был американский товарищ Брус П., у которого была русская жена Ольга (по-моему, Ольга), и у которого была Галерея, где продавались всякие разные изделия, в том числе ножи и кортики компании «Практика» из Златоуста. В то время в Златоусте компаний, работающих в сфере декоративно-прикладного искусства, было немного. И мы все друг друга знали. И что конкретно производит каждая компания, открыто работавшая на рынке, мы тоже знали.

Тем не менее, мы очень обрадовались, увидев «родные» златоустовские коробки. И Брус нам стал чуть ли не братом (смеюсь). В общем, заключили мы с ним договор, и оставили три наших ножичка ему на реализацию в Галерею. Забегая вперед, скажу, что в течение почти 10 лет наши ножи там так и пролежали не востребованными американскими покупателями. Ну не понимали господа американцы нашего Златоустовского искусства, где много золочения и гравировки. Да и цена тоже была немаленькой.

Ну, это я так, к слову об искусстве нашем и о том, что Златоуст Челябинской области как город Мастеров, известен в мире!

На той выставке у каждого участника/компании были свои столы, которые стояли рядами. Это всё было исключительно для удобства посетителей, чтобы можно было подойти, потрогать руками, разглядеть выставочные экземпляры.

Кстати сказать, про удобства для посетителей. Что меня там поразило очень: ковролин мягкий и чистый на полу, что можно было на нём сидеть (возможно, и лежать). И огромные проходы для людей в инвалидных колясках. И таковых среди посетителей выставки имелось достаточное количество! Причем по стоимости некоторые быстроходные колясочки были как хорошие автомобили – с рычажками, наворотами разными и т.д. Инвалиды в штатах чувствуют себя абсолютно нормально. К ним относятся, как к нормальным гражданам. И для них там все приспособлено. Ну, это я так, к слову…

За соседними столами с нами были американцы, с которыми я беседу беседовала, чтобы их разговорить, и чтобы они к нам проявили интерес. Они – молодцы, прониклись к нам интересом таки.

На выставке мы познакомились с известным мастером оружейником из Тбилиси – Зазой Р., который на тот момент уже семь лет проживал в США. Было приятно познакомиться и общаться с русско-говорящим человеком. Заза нам всё объяснил про американский рынок. И что важно для американских покупателей холодного оружия. Для них важно ИМЯ. Если автор изделия хорошо известный в кругах производителей и покупателей, то его продукция будет покупаться. Нас никто не знал, и чтобы узнали – нужно было приехать на эту выставку либо подобные как минимум трижды! Поэтому на той выставке у нас ничего не купили. Изделия, которые мы передали по договору Брусу, тоже были не проданы.

Заза рассказывал про свою жизнь в Штатах, про свой бизнес. На тот момент он был очень известным производителем дорогого украшенного клинкового оружия в США и в России. Его кинжалы покупались и там и там. Заза мне объяснял, как можно приехать в Штаты и остаться там, сделав фиктивный брак. Он знал, сколько и кому нужно было заплатить за это, и был готов меня «свести с нужными людьми». Я же, как патриотка моей страны, никуда не собиралась переезжать. Я не представляла себе, чем бы я могла там заниматься? Поэтому просто слушала рассказы и принимала к сведению.

Среди наших друзей были у меня и поклонники! Один товарищ Кейс, про которого я уже писала ранее в зубной истории, подходил к нашему столику и просто «не дышал», стреляя в меня глазами. Он, молча, находился рядом с нами, мало говорил и много улыбался. Потом оказалось, что он шериф из Мемфиса. Он нас всех пригласил в кафе, где мы хорошо пообщались. На выставке он был со своим другом, который тоже занимался производством ножей. Они проживали где-то в мотеле. Для меня слово «мотель» означало что-то типа общежития нашего… Это уже гораздо позднее, спустя несколько лет, я узнала, что в придорожных мотелях очень даже удобно останавливаться. И это может быть хорошая альтернатива отелю.

Рядом с нами были очень колоритные американцы с их очень впечатляющими ножиками, кинжалами и прочим колющим ассортиментом. Я с удовольствием фотографировалась с ними.

Спустя 11 лет после выставки на ФБ я подружилась с одним известным американским мастером холодного оружия Джерри Х. Было приятно, что он меня вспомнил. Оказалось, что на той выставке он «имел на меня виды», но не знал как подкатить. Забавно, конечно.

У нас с собой была водка «Столичная», которую мы привезли для угощения наших американских коллег. В зале распивать спиртные напитки было категорически запрещено, но мы втихушку всё равно наливали. Американцы не отказывались от хорошей водки! («Столичная» в ту пору шла на экспорт и была превосходного качества). За три дня выставки у нас таки набралась компашка друзей, и все они пришли к нам за столик под конец выставки попить русской водочки. И все шли на халяву и без закуски… У кого-то из соседей оказались вафли или печенье… И еще была морковка! В упаковке мытая, гладенькая, маленькие такие пальчики. Прелесть такая! Я умилялась, потому, как в наших златоустовских магазинах такой малюсенькой морковочки отродясь не было никогда.

Так вот хозяином морковки был наш сосед по столу Филип Б. Фил впервые в жизни видел русских, общался с нами, смеялся и помогал нам даже. Мы с ним много говорили на всякие разные темы, он с интересом слушал мой рассказ о технологии изготовления наших ножей. И не один раз он выручал меня, когда я отлучалась попудрить носик. Он рассказывал про наши ножи посетителям, которые подходили к нашему столу в моё отсутствие, чем снискал огромное к нему уважение с моей стороны.

Мы подружились. По дружбе нас троих Фил пригласил в кафе. Мы, конечно же, отказываться не стали. Там впервые я попробовала запеченную американскую картошку размером в три моих кулака (для меня картошка таких гигантских размеров была в то время небылью). 

В общем, мы с Филом после выставки расстались настоящими друзьями, даже решили поэкспериментировать потом с его ножиками. Он присылал мне детали своих ножей, я отдавала моим друзьям их гравировать, а потом пересылала ему обратно. Предполагалось еще и золочение, но с ним «пролетели». Таможня требовала документы на золочение, иначе за рубеж не пропускали. А документов и не было. Пришлось золото «сдирать» и отправлять просто с гравировкой. Таким образом, мы совместно сделали три ножа. Дальше почему-то дело не пошло… Один из трёх ножичков у меня хранится до сих пор, как память о нашей дружбе.  

После окончания выставки  в середине июня мы полетели домой. С Филом у нас завязалась переписка, и каждый день я ему строчила письма на компьютере, упражняясь, таким образом, в английском и раскрывая душу русского человека. К слову сказать, наша с Филом многолетняя переписка (у меня до сих пор хранятся письма от него) обогатила нас обоих. Это была встреча родственных Душ. Мы это почувствовали сразу, когда познакомились. И отношения у нас сложились очень родственные. Я рассказывала ему про нашу жизнь, про наш быт, про семью. На тот момент у меня были сложные отношения с мужем, мы уже были неофициально в разводе, хотя и проживали в одной квартире. Я писала моему американскому другу про сына, рассказывала про его успехи и шалости. Он писал мне про свою семью. И постепенно в процессе переписки мы стали родными людьми и писали друг другу очень теплые письма. Но это всё было потом…

Спустя три месяца после выставки 11 сентября 2011 года взорвались Башни-Близнецы в Нью-Йорке. Тогда в новостях это показали на всех каналах. И для меня это была трагедия, поскольку в США у меня оставались несколько новых друзей и мне хотелось еще приехать туда. И я всем моим новым друзьям, чьи адреса у меня были, сразу же написала, что я вместе с ними переживаю. И это действительно так и было – я волновалась за моих друзей и их семьи! Мы подружились, и мне было не безразлично, что произошло тогда в Нью-Йорке.  

Я помню, как разом рухнула моя мечта снова отправиться в Америку. Я ведь тогда подумала, что началась мировая война. И я не одна так думала… И что нас, русских, не пустят в Штаты… Я написала Филу письмо об этом. Что у меня была мечта снова приехать в Америку. И что теперь мы вряд ли увидимся… И что моей мечте, по всей видимости, не суждено сбыться…

В ответном письме Фил мне написал, что рассказал про меня и моё письмо своей жене Шэрл. И они приняли решение – пригласить меня и моего сына Алексея к ним в гости в августе 2002 года. Для меня это письмо стало каким-то «лучиком в тёмном царстве» и надеждой на новую поездку в США.

Продолжение следует…

Прочитано 210 раз